ЭРЗИАНА эрзянский литературный сайт

ПРЯКСЛОПА
Категории раздела
Мои статьи [331]
Стихи [571]
КАВТО ВАЛСО
Статистика
Главная » Статьи » Мои статьи

Татьяна Маторкина. Сёксень каштаз (Венок осени)

Сёксень каштаз (Венок осени)

Сёксень лопатне сравтовсть моданть ланга, теке менельсэ тешттне. Ушосонть истямо лембе, прок аволь сёксень шка, кизэ юты. Течи мои а кецян маней чинтень, а ванкшнан эрьва ёнга, а вайксты оймем мазычинтень. Ютан састо, апак эрязкале, капшамс тень а ков. Авардевлинь – арасть сельведем. Истяяк эрси. «Верепаз, – арсян эсь пач¬ка ды сядоксть кевкстнян: мезень кисэ? Мекс истямо пайстомо, уцяскавтомо ломанян?» А пек умок лисинь пичксема кудосто. Сельме песэнь а неевлия те тарканть. Верьстэнь мезе-бути мусть, келя, аволь вадря анализэнк, стака ормань. Кодамо орма? Мои истямо одан! Кода улемс? Ков молемс? Мезе теемс? Истямо орма марто ломантне эрить а кувать. «Кенярдовтымизь», а мезть кортамс. Ялатеке кодаяк а кеман марязь кулянтень. Паряк, те аволь монь марто? Паряк, те он? Арсематнеде таргимим телефонось. Киебути ледстимим. Саша. Вечкевиксэм.

– Тон косат? Мекс кувать а гайневтят? – кармась ёртнеме тень кевкстематнень.

– Мои вана ютан. А тон мезтнят?

– Кува молят? Якить эно пичк¬сема кудов? Мезе ёвтасть? Кодат тевтне?

–  Кодат-кодат,  весе вадря, Саша. Иля мелявто, весе паро, – меринь мои.

–  Сестэ вастомазонок?

–  Вастомазонок!

Мекс-бути ёмась мелем вастовомс цёранть марто. Кода ёвтамс тензэ кулянть? Паряк, а ёвтамс? Мезекс стяко ризнэвтемс ломаненть? Те монь апарось, монь ормась, ды кияк лия а чарькодьсамам. А содасы ежом. Ансяк кирди-арась седеесь? Таго арсематне куродызь прянть.

...Ломанть, кудот, чувтт... Прок васенцеде неян эйсэст. Зяро вакскан ютасть кенярксов чамат, мизолксовт, а сельмест, сельмест! Лиясто эряви ансяк аламос варштамс ломаненть сельмс – ды сеске несак, кодамо сонзэ ёжозо, паро эли берянь, уцяскав эли мекевланк, пайстомо. Мезе течи неить ломантне монь сельместэ? Мелявкс, апаро, седей ризксэнь ёжо. Кинень ёвтнемс апаронть? Малав эрьванть улить малавиксэнзэ: патяст-сазорост, леляст-ялаксост, ояст-ялгаст, кить свал лездыть стака шкасто. Кинень пшкадемс монень? Монь арась тесэ кияк. Ськамон те покш ошсонть. Ули ансяк Саша... Кода улемс сонзэ марто?

Окойники, пачкодинь. Совинь чаво кудонтень, косо кияк эйсэнь эзь учо. Ёртынь панжоматнень, оршамопеленть, стакасто новолинь диванс. Озынь ды сельмем лоткасть каршо стенасо вишка тешксэнтень. Эрьва кодат арсемат, певтеме ледстнемат даволокс ютасть прявам. Зярс истя аштинь, а со-дан, стявтымим кенкшес гайневтемась. Молинь панжомо, ушосонть чопотетсь, сась чокшнэсь. Панжия – икелень Саша.

– Мекс кувать а панжат? – кевкстимим сон.

–  Кода кувать?

– Колмоцеде теть гайневтян, – мерсь Саша.

–   Алкукс колмоцеде? Мои мекс-бути эзинь маряяк. Чайде симат?

–  Нуртяк.

Саша... Ошсонть вейкине ломань, кона а стувтни эйсэнь, свал эрси вакссон ды сонзэ улемазо максы тень вийть. Мезе теевлинь сонтемензэ!?

–  Мезе ёвтасть пичксема кудосо? – кевкстимим Саша.

–  Мезеяк од эзть, весе теке, весе вадря.

– Эно мекс нусманя чамат? Мизолксоткак ков-бути ёмась. Паряк, теевсь мезеяк? Тон ёвтак, мон лездан, эрявиндеряй, – корты Саша.

–  Сизинь, Саша. Кортамскак вием арась.

–  Паряк, сы таргостонть ардтано инжекс велев?

–  Ардтано, варштасынек, – кемевтия Сашань.

Омбоце чистэ ежом пек беряньгадсь. Толоке палсь весе рунгом, сэредсь прям, эль кепедевинь тодовонть лангсто. Марявсь, то пси-лаки ведьсэ ланган каить, то лисьмань кельмесэ. Ансяк учовсь валскесь, туинь пичксема кудов. Кода пачкодинь, парсте тень а ледстяви. Сыргозинь – палатасан. Ниле стенат перькан ды мон ськамон. Вальмантень чаки пиземе, увны варма. Прям стака-стака, прок кев. Саимим истямо апаро, лиссть сельведем, кирьгапарезэнь ал кеверсь. Ледстия Сашань: неемс эряволь сонзэ! Таргия тодовонть алдо телефононть ды сёрмадынь тензэ: «Инескеть, бути ули шкат, совак варштамон. Монень пек берянь». Учан, содан: сон кадсынзе весе тевензэ ды сы. Чудить сельведтне, а лоткавтовить, конинь сельмем – матедевинь.

Зярыя шкань ютазь кие-бути састо вачкодсь. Совась Саша, прясто пильгс начко, кедьсэнзэ астрань пусмо, сельмсэнзэ кевкстема: меснян мон тесэ?

–  Саша!!! – кенярдозь пшкадинь мон. – Мекс истя кувать?

Астрань экшине чинесь пештизе палатанть. Мон певтеме вечксынь неть цецятнень. Ули мезе-бути эйсэст лембе, вадря, чевте, конась паролгавты ёжо. Ней ванса: эрьва цециненть эйсэ аштесь пиземень байгине.

– Кода кувать? Сеске сыргинь, чиезь чиинь теть. Мезе теевсь?

–  А содан, Саша. Мень-бути грипп шкадо икеле стардымим. Кода кенярдан, сыть варштамон.

– Тон мекс эзить гайневте монень?

–  Истяк, Саша, а содангак. Мон кортавлинь мартот.

– Кунсолан, – озась малазон.

– Саша, миненек эряви явомс.

–  Кода явомс? Мезть кортат? – абунгадсь Саша.

– Саша, мон сэредян. Мезекс тонеть сэредиця тейтерь?

–  Вечкевиксэм, тон пичкат.

Монень ялатеке, кодамат тон. Течи тонь аволь паро ёжот, кортат сэредезь, прязот сыть стака нусманя мельть, – корты Саша.

–  Саша, саты! Вешнек эстеть лия! Шумбра-паро ломань! Эли а неят, кодамо мон берянян...

–  Мезть кортат! Монень кияк лия а эряви, тондеть башка!

– Тон ялатеке кадсамак, Саша. Аволь течи, ванды. Мезть стяко...

–  Мон а ту ян эйстэть, а яван мартот, куш панть эйсэнь, куш иля.

–  Саша, тон а эряват монень!

– пижакадынь зяро ульнесь вием, азе ваксстон, монь арась мелем тонь неемс, – меринь сельведень пачк.

– Ёвтак, ансяк апак манче, тон вечкат лиянь?

–  А вечкан, киньгак лиянь а вечкан, ансяк тонь!

–  Сестэ мекс панят эйсэнь? Бути истя жо вечксамак, мекс явовлить мартон?

Велявтыя прям вальманть ёнов. Авардян, пиземесь ушосо седеяк, минь вейсэ авардтяно, прок кавто паро ялгат, ансяк конаськак а лезды вейкень-вейкенень.

–  Инескеть, ёвтак тень, мезе лиссь, – саизе кедезэнзэ кедем. Сонзэ покш ды кеме кедьстэнть, марявсь,  мольсь кодамо-бути вий.

–  Саша, эряви явомс. Монь эйстэ мусть стака орма. Сонзэ марто кувать а эрить. Макссынь оштё весть анализтнэнь ды сестэ... Сестэ карман содамо, мезе алкукс теевсь. Омбоцеде макссынь ды...

–  Монь арась мелем кадомс тонь ве минутаскак. Чарькодят? – вечкевикс вановтось лоткась монь вановтс.

– Учосынек, мезе ёвтыть врачтнэ, – меринь мои.

–  Мезекс учомс, зярдо эрямосон тон аштят васенце таркасо. Тонтеметь мон кияк арасян. Содат? Ванса, ялатеке теть а чарькодеви...

– Чарькодеви, Саша! Мон истя жо тонтеметь а эрян те эрямосонть.

– Зяро шказо? – варштась часонзо лангс, – кемень курок, капшан важодема таркав. Туян. Кода мелеть, ёман аламос. Ансяк иля стувто, мон мекев велявтан, – стямсто палымим, кенкшенть видьс пачкодемстэ варштась ды мерсь:

– Пичксек, ойминем, вастомазонок.

Пекставсь мельганзо кенкшесь. Вай, мезе теинь! Зяро авардинь те вестэнть! Ансяк монсь содан ды прялом пайстомо тодовось.

Кавто чинь ютазь, анализтнэнь максомадо мейле, нолдымизь. Ежом, видьстэ меремс, а шождынель. Мезеяк тень эзь эряво, мелем мольсь те оштонть, ломантнеде, кошттонть, весемеденть! Пурнынь нулам-валам ды сыргинь инжекс патянень, велев. Монень а стувтови, кода лембестэ вастымизь! Тосо эрямсто бажинь а арсемс кодамо-бути ормадонть, анализтнэде. Ежом па¬роль-пароль, чинь перть налксинь колмо каткалевкс марто. Патям мери:

–  Покшат, яла палсят неть понав киретнень, прок вишка эйкакш.

– Мон вечксынь сынст, – пейдезевинь каршонзо.

Ансяк вейкеде свал арсинь – Сашадо. Чинь-чоп мельсэнь-превсэнь. Кода сон ней тосо ськамнензэ? Паряк, лия тейтерь марто ашти? Эрьва вене неян эйсэнзэ онстом. Гайневтевлинь – стувтыя ошс сехте эрявикс неень шкань кедьёнксонть – телефононть.

Прядовиль таргось. Сави велявтомс мекев ошов. Арась мелем, ансяк эряви содамс анализтнэнь. Меельце вестэнть неинь истямо он: аштян кодамо-бути покш ды пиже паксясо, вакссон ава. Коды цецянь каштаз. Сон сась малазон ды путызе мазыйдеяк мазый каштазонть прязом, мизолдозевсь, вадяшизе прям ды... сыргозинь. Шказо – килангов пурнамонь.

А содан мекс, те онось кодаяк а туи прястом, сон истямо лия ёнов а молиця.

Ошось вастымим певтеме ломаньсэ, конат малав весе капшить: кие тонавтнеме, кие важодеме, мон жо чиян пичксема кудов анализтнэнь мельга. Седеем истя токны, прок бажи лисемс мештестэм.

Совинь эрязкадозь, вешинь конёвон, молинь покш вальманть ваксс. Кедем сорныть, а кунсолыть, окойники, панжия конвертэнть ды ловнан... Зяроксть лов-ныя, а содан, а ледстяви. Кодаяк эзинь кеме сёрмадозентень, букватне кирнявтнесть-ёмсесть, чамавам тундонь чудикерьксэкс чудезевсть сельведем. Ансяк аволь апародо, мекевланк, паро кулядонть: «Анализэнк вадрят. Тынк арась истямо орманк». Пульзявинь масторонтень. Ёмасть весе валон. Пурнынь конёвтнэнь ды ношкстынь врачонтень. Сон кенярдозевсь кисэнь ды нолдымим кудов. Тосто лисемстэ маринь кавто важодицятнень кортамост: келя, исяк панизь вейке од важодицяст, кона мельде-валдо топавтыль эсь тевензэ, а маштыль, а содыль мезеяк ды содамояк эзь бажа, секе тев човориль-тапсиль анализтнэнь...

Вана кие чумось! Вейке апаро ломанде седе аламо теевсь те пичксема кудосонть. А, паряк, сон сырги важодеме лия истямо таркав?! Зяро мелявкст, зяро апак удо веть, зяро сельведть валозь... Кияк а соды.

Ней капшан кудов, эряви тосто муемс телефононть, муемс Сашань. Кода мизолды те чистэнть чипаесь, кода эжди! Мон покш мельсэ пандан чинтень истя жо – мизолкссо. Мон шумбран, Чипаз, шумбран! Лопатне каштордыть пильгалон, маряви, сыньгак кецить мартон, кадык эритькак меельце чить.

Кудосо васенцекс саия телефононть. Сон пешксель сёрмадовксто, гайневтемадо. Весе Сашань пельде. Ёмавтымим таргос. Ансяк зяроксть гайневтинь цёрантень, мезеяк эзь лисе. Сонзэ телефонсо кшнинь вайгелесь кортась, келя, монь гайтесь а пачкоди, мейле гайневтеде.
– Саша! Монь истямо покш кенярксом, ков тон ёмить? – кортынь монсь эсень марто. Учомс седе тов арасель мелем. Сёрмадынь тензэ: «Туинь велев, сырькайнень. А кулан. Карман эрямо».

Умок араселинь сырявань кедьсэ. Терди эйсэнь, яла а ютко ардомс. Чокшнэ ёнов ансяк пачкодинь велев. Мелезэ мольсь кисэнь а ёвтавияк кода, моньгак истя жо, паряк, седеяк пек. Эзинь кенере совамо, кармась эйсэнь ка-ванямо. Сонзэ морга лангсто понгсь кедезэнь книгине: «Житие святых». Панжия, ванкшнан. Сельмем лоткасть вейке лопанть лангс. Тосо аштесь... се авась, кона онстом казизе тень каштазонть.

–  Сырькайнем!  Сака курок тей! – тердия сырявань.

–  Мезе теевсь? Ков истя пижнят?

– Ванта, те авась сакшнось тень онстом, казсь каштаз.

–  Каштаз, мерят? Тейтернем, сон арсесь теть паро, а эряви тень стувтомс, путт штатолнэ церькувасо сонзэ кис.

–  Путан, кода эно, а стувтан. Пелевес седейга кортнинек сырькаень марто. Кортазь матедевиньгак.

Валске марто совась тенек кудонь сэрьсэ цёраломань. Саша.

– Ванта, кие сась! – кенярдозь мерсь сырькаем. Чиинь Сашанень, поводинь кирьгазонзо.

–  Мои тонь зярдояк а кадтан, Саша!  Нолдык чумом, марят? Тосо манявсть, анализтнэнь тапакшнызь. Кодамояк орма арась, мезеяк арась, Саша!

–  Оймак, оймак, – чевтестэ тошкась цёрась.

Валтнэ ваясть пси кутмордамонть ды паламонть потс.
 
http://www.lifeisphoto.ru/photo.aspx?id=250333&repostid=0

Осенние листья рассыпали землю, словно звёзды – небо. На улице так тепло, как будто не осень, а лето идет. Сегодня я не радуюсь ясному дню, не смотрю вокруг, не ойкнет душа моя от этой красоты. Иду тихо, не спеша, торопиться некуда. Я так хочу плакать, а слёз нет. И такое бывает. «Господи, – думаю про себя и в сотый раз спрашиваю: за что? Почему я такой несчастный человек?» Недавно я вышла из больницы. Даже краем глаза не хотела бы видеть это место. В крови что-то обнаружили, плохие анализы, тяжёлая болезнь. Какая болезнь? Я такая молодая! Как быть? Куда пойти? Что делать? С такой болезнью люди долго не живут. «Обрадовали», нечего сказать. Всё равно не верю услышанной новости. Может, это не со мной? Может, это сон? От мыслей отвлек телефон. Кто-то вспомнил обо мне. Саша. Мой любимый.

– Ты где? Почему долго не звонишь? – начал забрасывать меня вопросами.

– Я вот иду. А ты что делаешь?

– Где идешь? Ходила в больницу? Как дела, что сказали?

– Как-как, все хорошо, Саш. Не волнуйся, все хорошо, – сказала я.

– Тогда до встречи?

– До свидания.

Почему-то пропало желание с ним видеться. Как сказать ему о новости? Может, не сказать? Зачем зря беспокоить человека? Это мое горе, моя болезнь, и никто другой не поймет меня. Не сможет понять мое состояние. Только сдержит ли сердце? Мысли опять заполонили голову.

… Люди, дома, деревья… Словно в первый раз их вижу. Сколько мимо меня прошло радостных лиц, с улыбкой, а глаза их, глаза! Иногда нужно просто немножко посмотреть человеку в глаза – и сразу понять (увидеть), какое у него состояние, хорошее или плохое, счастливое или наоборот тяжелое. А что сегодня видят люди в моих глазах? Страдание, горе, чувство ноющего сердца. Кому рассказать боль? Почти у каждого есть близкие люди: старшие и младшие сестры-братья, друзья-подруги, которые в трудное время всегда помогут. Кому мне обратиться? У меня здесь никого нет. Я одна в этом огромном городе. Есть только Саша… Как же быть с ним?

Наконец-то добралась до дома. Зашла в пустой дом, где никто меня не ждал. Я бросила ключи, одежду, с тяжелым чувством опустилась на диван. Села и уставились глаза в одну точку на противоположной стене. Разные мысли, бесконечные воспоминания вихрем пронеслись в моей голове. Как долго я так сидела, не знаю, в чувство привел звонок в дверь. Направилась открывать, на улице уже стемнело, наступил вечер. Открыла – там Саша.

– Почему так долго не открываешь? – спросил он меня.

– Как долго?

– Я в третий раз звоню, – сказал Саша.

– Правда, в третий раз? Я почему-то не слышала. Будешь чай?

– Давай.

Саша… В этом городе один человек, который всегда рядом со мной и его присутствие дает мне силы. Что бы я делала без него?

– Что сказали в больнице? – спросил Саша.

– Ничего нового, всё так же, всё хорошо.

– А почему у тебя грустное лицо? И улыбка пропала. Может, что-то случилось? Ты скажи, я помогу, если надо, – говорил Саша.

– Я устала, Саш. Даже разговаривать нет сил.

– Может, в выходные поедем в гости в деревню?

– Да, поедем, навестим.

На второй день мое состояние ухудшилось. Огнем горело все тело, болела голова, еле подняла с подушки. Мне казалось, то кипятком кто-то ошпарит, то колодезной водой обольёт. Дождавшись утра, собралась в больницу. Я и не могу вспомнить, как туда добралась.

Проснулась – в палате. Вокруг – четыре стены, и я одна. В окно стучится дождь, воет ветер. Голова моя тяжелая-тяжелая как камень. Резко меня охватило такое ужасное чувство, слезы потекли, к горлу ком скатился. Вспомнила Сашу, увидеть бы его! Я достала из-под подушки телефон и написала ему: «Если у тебя есть время, пожалуйста, навести меня. Мне очень плохо». Я жду, знаю: он оставит все свои дела и придет. Слезы льются, никак не остановятся. Закрыла глаза, заснула.

Через некоторое время в дверь кто-то тихо постучал. Это был Саша. Мокрый, с ног до головы, в руках – букет с астрами, а в глазах вопрос: что я здесь делаю.

– Саша!!! – радостно воскликнула я. – Почему так долго?

Свежий аромат астр наполнил палату. Я безумно люблю эти цветы. В них есть что-то теплое, приятное, нежное, которое улучшает настроение. А теперь смотрю: на каждом цветочке – дождинка.

– Как это долго? Я сразу отправился, бегом. Что у тебя  случилось?

– Саш, не знаю. Какой-то грипп раньше времени прихватил. Я так рада, что ты пришел.

– Почему ты сразу не позвонила мне?

– Даже не знаю, Саш. Я хочу поговорить с тобой.

– Я слушаю, – присел он рядом.

– Саша…нам надо расстаться.

– Как расстаться? О чем ты говоришь? – недоумевал Саша.

– Саш, я болею. Зачем тебе больная девушка?

– Любимая моя, ты выздоровеешь. Мне всё равно какая ты.

Сегодня у тебя плохое состояние, ты болеешь, в голову лезут плохие мысли, – говорит Саша.

– Саша, хватит! Ищи себе другую! Здорового, хорошего человека! Или ты не видишь, какая я плохая…

– Ты что говоришь! Мне никто другой не нужен, кроме тебя!

– Ты все равно меня бросишь, Саша. Не сегодня, так завтра. Что зря об этом…

– Я не уйду от тебя, не расстанусь с тобой, хоть гони меня, хоть не гони.

– Саша, ты мне не нужен! – крикнула я что есть силы, – иди отсюда, я не хочу тебя видеть, – сказала я сквозь слезы.

– Скажи, только честно, ты любишь другого?

– Нет, никого другого я не люблю, кроме тебя.

– Тогда почему ты меня гонишь? Если так любишь, почему хочешь расстаться со мной?

Я плачу, а дождь за окном еще сильнее, мы вместе, как две хорошие подружки, только никто друг другу не помогает.

– Пожалуйста, скажи мне, что случилось? – взял мои руки в свои. От его больших и твердых рук шла какая-то сила.

– Саша, надо расстаться. У меня обнаружили тяжелую болезнь.  С таким диагнозом долго не живут. Я повторно сдам анализы и тогда… Тогда я буду знать, что случилось на самом деле. Во второй раз сдам и…

– Я не хочу тебя оставлять даже на минуту. Понимаешь? – любимый взгляд остановился на мне.

– Подождем, что скажут врачи, – сказала я.

– Зачем ждать, когда в моей жизни ты – на первом месте. Без тебя я никто. Ты знаешь? Я смотрю, тебе этого не понять…

– Мне все понятно, Саша! Я тоже не могу без тебя жить.

– Сколько время? – посмотрел на свои часы, – скоро десять, мне пора на работу. Ухожу. Как хочешь, я пропаду  на некоторое время. Только не забывай, я вернусь обратно, – он поцеловал меня, около дверей обернулся и сказал:

– Выздоравливай, душенька моя, до свидания.

Закрылась за ним дверь. Вай, что я наделала? Сколько я плакала в эту ночь! Знаю лишь и несчастная подушка.

Через два дня, после сдачи анализов, меня выписали домой. Моё состояние, прямо говоря, было не из легких. Мне ничего не надо было, надоел этот город, люди, воздух, всё! Я собрала свои вещи и отправилась в гости в деревню, к крестной. Мне не забыть, как тепло там встретили. Живя там, я старалась не думать о какой-то болезни, анализах. Мое состояние было замечательным, я весь день играла с котятами. Крестная говорит:

– Ты же взрослая,  а всё еще целуешь эти пушистые комочки, как ребенок.

– Я их люблю, – улыбнулась я в ответ.

Только об одном думала я всегда – о Саше. Днём и ночью в моих мыслях. Как он там один? Может, с другой девушкой? Каждую ночь вижу его во сне. Я бы позвонила – только забыла в городе самую нужную в наше время вещь – телефон.

Неделя заканчивалась. Придется возвращаться обратно в город. Я не хочу, но только надо узнать анализы. В последнюю ночь я вижу такой сон: стою в каком–то огромном зеленом поле, рядом со мной –  женщина. Она плела венок. Подойдя поближе, положила мне на голову этот красивейший венок, улыбнулась, погладила по голове и…я проснулась. Время – собираться в путь.

Не знаю почему, этот сон долго не выходил из моей головы, он был такой необычный.

Город встретил меня бесконечным людским потоком. Все куда-то спешат: кто на учебу, кто на работу, я же бежала в больницу, за результатами анализов. Сердце мое так бьется, словно хочет выпрыгнуть из груди.

Я зашла, торопливо разыскала свои бумаги и отошла к большому окну. Мои руки дрожали, не слушались, наконец, открыла конверт и читаю… Сколько раз прочитала, не знаю, не помню. Я никак не могла поверить написанному, буквы предо мной прыгали–пропадали, по лицу весенним ручьем текли слезы. Только не от горя, а наоборот, от хорошей новости: «У вас хорошие анализы. Никакой болезни нет». Я упала на колени. У меня все слова пропали. Я собрала все бумажки и пошла к врачу. Он обрадовался за меня и отпустил домой.

Когда я выходила из больницы, то услышала разговор двух сотрудниц: вчера, оказывается, уволили новую работницу, которая  не выполняла своих дел, ничего не умела, да и знать ничего не стремилась, то и дело путала-смешивала анализы…

Вот кто виноват! В этой больнице на одного плохого человека стало меньше. А, может, она устроится на работу в другое такое место?! Сколько переживаний, сколько бессонных ночей, сколько слез пролито… Никто не знает.

Теперь спешу домой, надо там найти телефон, потом найти Сашу. Как улыбается в этот день солнце, как греет! Я с большим удовольствием плачу этому дню тем же – улыбкой. Я здорова, Чипаз (Бог Солнца), я здорова! Листья под моими ногами шуршат, кажется, они тоже радуются со мной, пусть и живут последние дни.

Дома первым делом взяла в руки телефон. Он был переполнен сообщениями и не отвеченными звонками. Всё от Саши. Он потерял меня на неделю. Только сколько раз я ему звонила, ничего не вышло. Железный голос мне отвечал, что абонент не доступен.
– Саша! У меня такая большая радость, куда ты пропал? – говорила я сама с собой. Ждать дальше у меня не было никакого желания. Я написала ему: «Уехала в деревню, к бабушке. Буду жить, не умру».

Я давно не была у бабушки. Зовет меня, а ехать все некогда. Только под вечер я добралась до деревни.  Она соскучилась по мне несказанно как, я тоже, а, может, и больше. Не успела зайти, начала меня угощать.

На ее столе попалась мне в руки книжка: «Житие святых». Открыла, смотрю. Мой взгляд остановился на одной странице. Там была… та женщина, которая во сне подарила мне венок.

– Бабушка! Иди скорее сюда! – позвала ее.

– Что случилось? Ты что так кричишь?

– Смотри, эта женщина явилась ко мне во сне и подарила венок.

– Венок, говоришь? Доченька, она добра тебе желала, этого не надо забывать, зажги свечку за нее в церкви.

– Конечно, как же, не забуду.

Мы с бабушкой до полуночи поговорили по душам. Разговаривая, я и заснула.

Утром к нам зашел высокий мужчина. Саша.

– Смотри-ка, кто пришел! – радостно воскликнула бабушка. Я подбежала к Саше, повисла у него на шее.

– Саша, я тебя никогда не брошу! Прости меня, слышишь? Там ошиблись, перепутали анализы. Никакой болезни нет, ничего нет, Саша!

– Успокойся, успокойся, – нежно шептал он.

Эти слова утонули в жарком объятии и в поцелуе.

Подстрочный перевод автора

http://utf.finnougoria.ru/logos/proza/1715/15941
Категория: Мои статьи | Добавил: tati (15.11.2009)
Просмотров: 1198 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
...ERZINFORM
ОД СЁРМАДКСТ
[31.10.2010][Стихи]
Александр Арапов. З... (0)
[21.10.2010][Стихи]
Исланкин Юрий Иванов... (0)
[21.10.2010][Стихи]
Исланкин Юрий Иванов... (0)
[21.10.2010][Мои статьи]
Исланкин Юрий Иванов... (0)
[01.02.2010][Мои статьи]
Александр Маркович Д... (0)
ВЕШНЕК
ЛОПАНТЬ ЯЛГАНЗО
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017
    Сделать бесплатный сайт с uCoz